Kromak (kromak) wrote,
Kromak
kromak

НА СМЕРТЬ БЕРЕЗОВСКОГО

Евгений Киселёвжурналист

НА СМЕРТЬ БЕРЕЗОВСКОГО

24 марта 2013, 22:42
О мертвых – или хорошо, или ничего. Говоря о Борисе Березовском, мне сегодня очень хочется придерживаться именно этого золотого правила, хотя я прекрасно понимаю, что оно, увы, не всегда применимо к масштабным фигурам – а Борис Березовский и вправду был фигурой шекспировского масштаба, и его роль в новейшей истории, конечно же, совершенно неоднозначна.

Фигуру Березовского еще предстоит оценить по достоинству, когда откроются архивы, когда – и если -
действующие политики уйдут на покой и отважатся писать мемуары, когда заговорят молчащие сегодня свидетели событий последних двух десятилетий.

В любом случае нарисовать исторический портрет Березовского только в черно-белых тонах не удастся – получится карикатура. Бориса Абрамовича можно во многом упрекнуть – кроме одного: он никогда не был карикатурным «новым русским», как их изображают в плохих телесериалах - тупых, малообразованных, сильно пьющих, много жрущих, обрюзгших, обвешанных золотыми цепями, с жирными пальцами, унизанными массивными перстнями, безвылазно пребывающих в бассейнах или саунах в компании таких же омерзительных бритоголовых субъектов и девиц легкого поведения.

Я был знаком с Березовским достаточно близко с середины 90-х. Мы были на «ты», но никогда не были друзьями, а порой оказывались по разные стороны баррикад. Но я хочу отдать ему должное, несмотря ни на что.

Борис Березовский был настоящим европейцем, интеллектуалом высшей пробы, с развитым чувством вкуса и меры, он умел стильно, элегантно одеваться, знал толк в хорошей кухне и разбирался в вине, в общем, вполне владел тем, что по-французски называется «savoir vivre» - «искусство жить». Я однажды был у него на вилле «Шато-де-ля-Гаруб» на юге Франции, на самом кончике мыса Антиб, что рядом с Каннами, в большом старинном доме, окруженном таким же старинным, как будто нарочно слегка заросшим, немного запущенным парком. Мне доводилось бывать в домах у многих так называемых «олигархов». Этот дом был совсем не похож на них, у любого русского миллионера от вида тех старых оконных рам и растрескавшихся дверей случился бы, наверное, сердечный приступ. Березовский же с гордостью говорил: «Я тут решил ни за что ничего не менять. Вся прелесть этого дома, этого сада - в этой «патине», в том, что тут есть ощущение времени». Нет, он, конечно же, был большим эстетом.

Выпить он, кстати, мог, но пьяным я его никогда не видел, хотя за одним столом с Борисом Абрамовичем сиживать мне доводилось. Общаться с ним было одно удовольствие. Он умел дружить, когда хотел, способен был и на бескорыстную помощь. Во всяком случае однажды я это на себе испытал.

У него было море обаяния, он мог очаровать самого взыскательного собеседника. Его часто рисуют холодным и расчетливым манипулятором людьми, а он в них то и дело влюблялся, часто больно обжигаясь - потому что в людях разбирался плохо, очаровывался негодяями и подлецами.

Женщины от него просто млели!

Борис и вправду любил женщин, имел у них успех, прямо как в той песенке про Анри Четвертого из старого фильма «Гусарская баллада» (это вообще песня про него, я ее сегодня все время под нос напеваю) – в него влюблялись и легкомысленные юные девчонки, и опытные светские дамы, хотя, казалось бы, внешне он вовсе не был героем-любовником. Небольшого роста, лысый, сутулый, совсем не похожий на сногсшибательного героя Владимира Машкова из фильма Павла Лунгина «Олигарх», снятому по книге близкого товарища Березовского – Юлия Дубова, в основу которой, безусловно, легла история Бориса Абрамовича, его друзей и партнеров по бизнесу и политике.

В нем мгновенно ощущалось интеллигентское происхождение, множество прочитанных книг, он был типичным представителем того поколения московской ученой молодежи, которым в 80-е годы было от 30 до 40, которые не шатко не валко трудились, в общем-то, за гроши, в столичных КБ и НИИ, вечерами напролет пили водку на московских кухнях и ругали дряхлеющую, понемногу впадающую в маразм советскую власть, мечтали, но не решались навсегда уехать за границу… Когда же чуть-чуть отпустили гайки, одни так и продолжили сидеть по кухням, пить водку, бесконечно играть в преферанс, другие – бросили пить и играть, махнули рукой на науку, начали крутиться, барахтаться и – выплыли, как та лягушка. Варили джинсы, делали пластмассовые игрушки, торговали персональными компьютерами и еще при Горбачеве стали первыми, советскими еще, успешными бизнесменами - из тех, что делали аршинные заголовки в газетах, когда пытались заплатить партийные взносы с первого заработанного миллиона рублей.

Первых по-настоящему крупных русских бизнесменов 90-х годов с легкой руки Бориса Немцова стали называть олигархами. На самом деле, какие они, к черту, были олигархи?! Денег у них было много, а власти никакой. Потому-то их потом в одночасье нагнули, скрутили в бараний рог, поставили на колени, заставили сапог целовать. А тех, кто не хотел гнуться - вышвырнули из страны, самых же упрямых или непонятливых посадили, как Ходорковского. Это теперь, куда не плюнь – огромная власть и гигантская собственность в одних руках. Тогда этим мог похвастаться, наверное, только один Березовский. Он был единственный настоящий олигарх - и при деньгах, и при высоких должностях, заместитель секретаря Совета безопасности, секретарь исполкома СНГ, тайный советник, вхожий в высокие кремлевские кабинеты. «Делатель королей».

Борис Абрамович любил иногда прихвастнуть, но в то, что это именно он придумал комбинацию с досрочной отставкой Ельцина и превращением Путина из премьер-министра в и.о. президента страны, после чего, как говорится, игра была сделана, я верю искренне.

Убежден и в другом. Березовский был обречен. Революция всегда пожирает своих детей, а короли и президенты рано или поздно избавляются от тех, кто способствовал их возвышению. И чем больше способствовал, тем быстрее избавляются.

Березовский много лет искренне верил, что рано или поздно вернется в Москву, что называется, на белом коне. Отголосок этих настроений есть в фильме «Олигарх», авторы которого во время работы над фильмом, насколько я знаю, много общались с прототипом главного героя. В самом конце кинематографический олигарх говорит: «Разворачиваемся. Я возвращаюсь в Москву». В реальной жизни развернуться, вернуться в родной город Березовский так и не успел.

Говорят, он был в депрессии. Говорят, потерял смысл жизни. Предполагают даже, что мог покончить с собой.
Мне во все это верится с трудом.

Я знал Березовского как человека фантастически витального, неисправимого оптимиста, обожавшего жизнь во всех ее проявлениях и этим мне, несмотря на всю сложность наших с ним политических и деловых отношений, по-человечески очень симпатичного.

Говорят, Березовский написал Путину покаянное письмо. В это я тоже не очень верю. Допускаю, что он все время мучительно думал, как бы ему все-таки вернуться в Россию и в русскую политику – если не физически, то хотя бы виртуально, чувствовал, что его стали забывать. Допускаю, что ради этого Борис Абрамович мог закрутить очередную рискованную головоломную комбинацию и в рамках этой «многоходовки» сочинить некий опус в эпистолярном жанре на высочайшее имя.

ОК, пусть сначала опубликуют его текст, тогда и поговорим. Однако вот уже господин Песков, сообщивший, что такое покаянное письмо якобы существует, торопится известить, что оно едва ли будет обнародовано. Пескову же, извините, веры никакой.

А вот я должен покаяться: в последние годы, бывая в Лондоне, всякий раз давал себе зарок повидаться с Борисом, и всякий раз то не успевал, то забывал, то ленился, то не мог до него дозвониться. Пару раз мы говорили по телефону, примерно год назад он выступал в моей киевской программе, комментировал выступления оппозиции в Москве – с помощью телемоста. Был в ударе, шутил, срывал аплодисменты в студии. Больше я не увижу Бориса никогда. До слез жалко. Все-таки это был один из самых ярких людей, с которыми только сводила меня жизнь.
Вот сейчас поставлю точку и пойду выпью водки за упокой его души.

Tags: По Шарику, Принесло набежавшей волной
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments